2594 Lynn Ogden Lane

Blog Details

Home   /   Почему у Джордана желтые глаза? Краузе – злодей? Майкл наврал про Айзейю Томаса? Все это propaganda? Самые обсуждаемые темы «Последнего танца»

Зарубимся в итоге.

Почему Краузе изображен как злодей?

Вообщем большая часть претензий к «Последнему танцу» еще больше гласит о времени, в каком мы живем, чем фактически о недостатках самого телесериала.

Как можно все валить на погибшего Краузе, где дамы вокруг головного героя, для чего обижать лохматого Айзейю Томаса…

«Последний танец» поменял спорт на карантине. Зафиксируем 20 три превосходные сцены, от которых мы кайфанули

Лицемерно-толерантный мир просто оказался не готов к встрече с Майклом Джорданом: тот кажется ему «мелочным» и «злобным», а все только из-за того, что гласит то, что задумывается – смеется над Гэри Пэйтоном, терпеть не может «Детройт», унижает «Никс».

Краузе совсем не изображен как злодей, а ровно как тот, кем он и был в 98-м:

1) Превосходным менеджером, который отыскал Фила Джексона, пригласил Текса Уинтера, вырвал Скотти Пиппена, шел наперекор главной звезде в обменах (друга Чарльза Оукли) и предназначении тренера (уволил игравшего в конце Востока Коллинза), усилил династию Тони Кукочем и Роном Харпером, выменял Денниса Родмана за стиральную машину…

2) Человеком, который в том числе из-за личных амбиций не отдал величайшей команде лиги на тот момент биться далее. Краузе всегда ставил компанию выше суперзвезд и веровал в то, что титул без Джордана будет для него самым ценным. Из-за чего фактически сезон-97/98 и стал «Последним танцем».

Была ли в действиях Краузе логика?

Естественно. Он сам ее разъясняет в размещенных на данный момент посмертных записках: Родман и центровые очень сдали, Скотти Пиппен перенес две операции, но настраивался на большой договор, Стив Керр и Джад Бушлер становились свободными агентами…

Вприбавок разумеется, что обладатель Джерри Рейнсдорф не собирался вкладываться в такую команду. Он уже и за год ранее ныл из-за 30-миллионного договора Джордана – того самого Джордана, который преобразовал его несуразный, никому не подходящий клуб в культовую франшизу НБА.

Был ли в действиях Краузе состав злодеяния?

Еще как. «Бостон» платил большенные средства постаревшим Лэрри Берду и Кевину Макхэйлу. «Лейкерс» выкладывались ради не играющих Мэджика Джонсона и Кобе Брайанта. Шефы «Чикаго» же сами отказались от команды, во 2-ой раз совершившей неосуществимое (взявшей три-пит), и от баскетбольной золотой антилопы, которая бы оправдала все расходы.

Да к тому же отказались демонстративно. С ультиматумом Филу Джексону сначала сезона, с конфликтом вокруг Скотти Пиппена, с неизменными напоминаниями от Краузе по ходу года, что это все, невзирая на вероятный титул…

Дэвид Хэлберстам совершенно обрисовал генменеджера «Чикаго»: «Краузе не получал того признания, которое заслуживал, но стремился к признанию, которого не заслуживал». В последней книжке Фил Джексон говорил, что его разлад с управляющим произошел после публикации «Правил Джордана»: Краузе подозревал тренера в том, что благодаря его усилиям он в ней изображен не очень чистоплотным, самолюбивым и несуразным функционером, над которым повсевременно глумится Джордан. Раздражение все увеличивалось и привело к открытому конфликту и с тренером, которого Краузе желал убрать уже в 97-м, и с суперзвездой.

В конечном итоге Краузе выжал обоих из клуба.

Навряд ли это делает его злодеем. Но однозначно, что все болельщики «Чикаго» (а не только лишь Майкл Джордан) проклинают пару Рейнсдорф-Краузе уже 20 лет.

Для чего Джордан соврал насчет Айзейи Томаса?

Семь годов назад вышла книжка Джека Макколума «Команда мечты». В ней Майкл Джордан прямым текстом ведает о встрече с менеджером сборной США Родом Торном, на которой произнес: «Род, я не буду играть, если в команде будет Айзейя Томас».

После чего разговор перебегает к тому, что в олимпийской сборной более-менее все были против присутствия в команде Айзейи Томаса и его присутствие плохо сказалось бы на атмосфере в команде.Джордан в протяжении всех 10 серий не опасается раздавать пинки вправо и влево: Пиппен повел себя эгоистично, Хорас Грант всех сдал в «Правилах Джордана», Рейнсдорф не отдал величавой команде нормально закончить… Легче вспомнить, кому в телесериале от него не достается. И даже в случае с Томасом он добавляет: «Если вы считаете, что это был я, пускай, я не против.

Для меня он наилучший разыгрывающий всех времен после Мэджика Джонсона. Вроде бы я его ни не мог терпеть, уважаю его игру. Хотя всегда спекулировали, что это я попросил не брать его на Олимпиаду, инициатива никогда не шла от меня».

Общее осознание сводилось к тому, что Джордан по некий причине (придуманный инцидент на Матче всех звезд-85, отказ «Пистонс» от рукопожатий, что-то другое) обиделся на 1-го из важнейших собственных конкурентов и лишил того Олимпиады в Барселоне.В «Последнем танце» Джордан внезапно отрешается от тех слов.«Уважаю талант Айзейи Томаса.

Но это был не я».

Трудно сказать, в чем причина таких расхождений. Ясно только, что не в том, что Джордан опасается показаться противным человеком. Может быть, просто не считает, что необходимо по прошествии стольких лет выгораживать коллективное решение всей команды.

Джордан неправ, что обвинил Гранта в сливах?

Хорас Грант – самый гневный критик «Последнего танца». После выхода десятого эпизода он именовал всю историю «враньем, враньем, враньем» и вызвал Джордана на кулачный поединок, чтоб узнать, кто из их, по сути, «стукач». В телесериале Джордан увидел, что конкретно Хорас Грант сливал информацию о команде Сэму Смиту для «Правил Джордана». Хорас Грант (не очень корректно) ответил, что тот сам подставил собственных бывших партнеров по «кокаиновому цирку».

Если открыть «Правила Джордана», то источники становятся более-менее понятны уже к середине.

Прошлый ассистент Джексона Джони Бак. (Его Краузе выставил за дверь ровно за это в 94-м).

И я отдал ему эту поддержку» (о становлении Пиппена как игрока).Что в это время делает сам Пиппен?Разъясняет собственный мятеж в первой половине сезона превосходной фразой: «Я не собирался портить для себя лето операцией».Scottie Pippen.

О том, что у форварда в клубе статус «козла отпущения», но он пробует биться с нападками звезды и Фила Джексона. О том, как его принуждают надеть очки и мотивируют на более жесткий баскетбол. О том, как его повсевременно гнобят за мягкотелость и нытье. О том, что его прошлый друг Скотти Пиппен попал под очарование Джордана…

Это так разумеется, что, когда Хорас Грант приезжал в Москву, мы спрашивали у него не «А это вы ведали обо всем Сэму Смиту?», а «Вы вот ведали Сэму Смиту, как вас раздражает Джордан. А чем в особенности?»

В кинофильме эту же версию подкрепляют и Уилл Пердью («Хораса всегда возмущал Джордан»), и косвенно сам Сэм Смит, с хитренькой ухмылкой заявивший, что говорил «со всеми», в том числе и с самим Джорданом.

В общем, Грант может быть прав только в этом случае, если сам считает, что не сливал информацию о команде, а просто высказывал свою точку зрения по поводу этого зазнавшегося, эгоистичного, задравшего своими придирками пижона. Его воздействие на главный посыл «Правил Джордана» – книжки, которая убила репутацию Джордана как идеальной звезды – непременно. И спустя 20 лет он уже может не скрывать раздражение.

Почему в кинофильме нет жен Майкла Джордана?

О Шоне Кемпе – втором игроке финала-96 – фактически не упоминается.«Нью-Йорк» вообщем игнорируют: серию 93-го года удалось спасти чудом, благодаря промахам Чарльза Смита на последних секундах, но Джордан кидает: «Индиана» доставила нам больше всех заморочек после «Детройта».«Чикаго» проиграл «Никс» в 94-м без Джордана только из-за кошмарной судейской ошибки.

В 2003-м на Джордана подала в трибунал некоторая Карла Кнафел, которая утверждала, что он заплатил ей всего двести 50 тыщ баксов, чтоб она сохранила их дела в тайне, хотя, по сути, был должен заплатить 5 миллионов. Она же гласила, что еще в 91-м родила малыша от Джордана.

Трибунал посчитал ее требования неправомерными, а тест на ДНК показал, что это не ребенок Джордана.

Решение было вынесено летом 2006-го.Хоть какой, кто смотрел за джордановским «Чикаго», произнесет, что Леброн Джеймс вообщем не должен упоминаться в одном контексте с Джорданом. Ну разве что идет речь о баскетболистах.То, что ESPN в очередной раз сделали сопоставления Леброна с Джорданом еще одним методом для реализации чего бы то ни было (сейчас «Последнего танца»), играет исключительно в пользу самого Джеймса.

И однозначно так не делают неплохую историю, то, чем я занимаюсь».Достаточно странноватый посыл Бернса (при чем здесь расследовательская журналистика, если это жизнеописание?) схватили, и критически настроенные мозги пришли к тому, что «Последний танец» – это «пропаганда». Пропаганда чего, правда, они не уточняют.

У нас были те рассказчики, которые нам потребовались, и мне кажется, что мы осветили его жизнь со всех сторон».

Неважно какая из 3-х обстоятельств – нехорошие дела, нежелание Ваной выходить из тени, видение режиссера – полностью разумно разъясняет, почему ее нет.

Со 2-ой женой Иветт Прието Майкл Джордан познакомился в 2008-м, через 10 лет после окончания карьеры в «Чикаго». Она могла бы только поведать о том, какой он страшный обладатель «Шарлотт».

Самый параноидальный эпизод в «Последнем танце»?

Есть сотки историй о том, как Джордан отыгрывался на тех, кто его привел в ярость. «Последний танец» выбирает из их самую внезапную (и может быть, потому самую сладкоречивую).

В сезоне-93 «Буллс» обыграли «Вашингтон», но второгодка Лабрэдфорд Смит настрелял 30 семь очков против Джордана.

После игры парень так был доволен собой, что бросил Джордану: «Отличная игра, Майк».

Джордан не мог это пропустить.

Последующая встреча у «Чикаго» опять была с «Буллетс». И ЭмДжей появился на предматчевой разминке ранее всех, чего никогда уже не делал – он собирался набрать 30 семь за первую половину, но хватило его только на 30 5 (и всего 40 семь в матче). А когда его поменяли, то Джордан продолжал прыгать на боковой и подбадривать собственного Дэррелла Уокера: «Не дай ему ни*** забить, ДиУок!».

Но вот одна наимельчайшая проблемка: Смит никогда не гласил «Отличная игра, Майк» и сделал ничего, чтоб привести в ярость Джордана. Джордан сам позднее признался, что все специально вымыслил, завел себя и отыгрался на парне, который был совсем ни при чем.

Если это не безупречная иллюстрация внутреннего мира социопата, то не знаю, что для вас еще-то необходимо.

Почему Скотти Пиппену не понравилось, как его изобразили?

Сам Майкл Джордан гласит о Пиппене три принципиальные вещи.

«Я никогда не побеждал без Скотти Пиппена. Он наилучший из моих партнеров. Когда люди молвят о Майкле Джордане, они должны упоминать Скотти Пиппена».

«Мне кажется, Пиппен повел себя эгоистично» (о нежелании играть в сезоне-97/98).

«Чувствовал, что Пиппену принципиально ощущать поддержку.Видимо, сам Фил Джексон, который обожал использовать медиа для того, чтоб замотивировать команду.Несколько резервистов.И Хорас Грант.«Правила Джордана» говорят об особом положении Джордана и о том, как это раздражает Гранта.

Дает классный по степени идиотизма комментарий после злосчастного инцидента с видном Кукоча в 94-м: «Я опять повел себя так же». Все это на фоне сцены со слезами Билла Картрайта.

Почему-либо некие находят, что «Последний танец» собрал все косяки Пиппена, не пропустив ничего: ни промахов с полосы в серии с «Индианой», ни нездоровой спины, которая не отдала ему всеполноценно играть в финале-98, ни эгоистичной войны с клубом… Но кажется, что ничто из этого (все более чем уместное в кинофильме о сезоне-98) не вредит Пиппену потому что вредят ему его собственные слова, произнесенные в 2020-м.

Пиппен был безупречным партнером для Майкла Джордана и одним из наилучших игроков 90-х. А еще Пиппен был ходячим сгустком всех комплексов, которые проявлялись часто в уродливых формах.

«Последний танец» возвратил нам ровно того Пиппена из 90-х, а не эту версию без 5 минут Леброна Джеймса, внезапно выплывшую уже спустя 20 лет.

Почему у Майкла Джордана желтоватые белки?

Внешним обликом Джордан перепугал неких поклонников: желтоватые белки могут указывать на желтуху и означать суровые препядствия с печенкой, от гепатита до цирроза.

Четкий ответ без мед обследования никто не даст.

Окулист Валь Фуа, с которым побеседовал VICESports, представил, что у Джордана может быть пингвукула, не имеющее никаких симптомов желто-белое отложение на конъюнктиве глаза, которое типично для людей старше 40, проводящих много времени на солнце. Поверхность пингвукулы обычно покрыта слезливой поверхностью, что также приметно в телесериале.

Что пьет Майкл Джордан?

Спиртной аналитики после кинофильма еще больше, чем баскетбольной.

Понятно, что Майкл Джордан поднимает для себя настроение во время интервью при помощи текилы категории эстра аньехо (содержится в уже использованной таре), 35%. Марка текилы именуется Cincoro, и стоимость на нее начинается с одна тыща 600 баксов за бутылку.

Сам бренд Cincoro отчасти принадлежит самому Джордану. Прошлой осенью он говорил о напитке тщательно и добавил: «Мы решили создавать свою текилу. Если продадим, отлично. Если не продадим, у нас будет что пить».

Видимо, так и не продал.

Где снимался сериал?

Можно пошевелить мозгами, что Майкл Джордан дает интервью у себя дома, но это не так. Как растолковал режиссер Джейсон Хехир, «он не желает демонстрировать публике некие части собственной личной жизни».

Джордана снимали в 3-х различных зданиях, которые размещаются неподалеку от места, где он живет по сути – города Джупитер во Флориде. 1-ый дом – с белыми комнатами и видом на море – был специально арендован для съемок. Другие два принадлежат друзьям Хехира.

«Джордан не желал, чтоб люди лицезрели, как он живет. Я уважаю его желание и не стал настаивать», – добавил Хехир.

«Последний танец» – это «пропаганда»?

Кен Бернс, узнаваемый документальными фильмами о Рузвельтах, войне во Вьетнаме и бейсболе, после первых же эпизодов отмахнулся от «Последнего танца»: «Если главный герой оказывает влияние на сам факт сотворения, то означает, те нюансы, которые он не желает там созидать, в кино не войдут. Так не плохая журналистика не делается.«Я желала упростить свою жизнь – ушла с первых полос, стала жить с наименьшим размахом. Меня заинтересовывали только две вещи: мои малыши и мои друзья», – гласила она в интервью 2013-го.Michael Jordan celebrating one of the Bulls’ championships with Juanita pic.twitter.com/UwJd7nItLvРежиссер «Последнего танца» Джейсон Хехир растолковал ее отсутствие так: «Мне не было любопытно мировоззрение его жен либо деток.

«Последний танец» – не пропаганда. Это хорошая история, выражающая взор Джордана на свою карьеру.А для других у него универсальный ответ: «You bitch, fuck you».Вообщем нет. В-3-х, «Последний танец» не делает ровненьким счетом ничего для того, чтоб выделить преимущество Джордана перед кем-либо, да хотя бы Леброном Джеймсом.

В чем неувязка «Последнего танца», по сути?

В его лишней упрощенности, проистекающей из формата и ориентации на широкую аудиторию.

Создатели сосредотачивают все внимание на центральной фигуре. Все другие персонажи заинтересовывают их только постольку, так как они связаны с самим Джорданом: Скотти Пиппен – своими скандалами и ошибками, Деннис Родман – своими загулами, Тони Кукоч – как объект мести на Олимпиаде, Стив Керр – как знатный получатель поначалу по роже, а позже пасов под решающие броски. Есть еще неприятели Джордана: «Пистонс», Реджи Миллер, Клайд Дрекслер и Гэри Пэйтон. Тренеры Джордана – с их различным подходом к нему. И Джерри Краузе – которого просто и приятно стебать.

BIG fan of summer pic.twitter.com/2qslygyLRcУстраивает скандал в командном автобусе осенью 98-го и материт Джерри Краузе.Просит обмена по ходу сезона.

Дэн Марли в конце не настолько плох, как о нем отзывается Джордан.

Клайд Дрекслер вообщем неплох, но Джордан так не считает.

Поражение 95-го списывается только на нехорошую форму Джордана, а не на отсутствие обычной фронтальной полосы в противоборстве с Шаком.

Очередное странноватое мировоззрение: в «Последнем танце» совсем не представлены важнейшие люди в жизни Майкла Джордана – его дамы. И типо из-за этого сериал очень пострадал.Тут все максимально просто.

Но этот момент тоже не затрагивается.

Из-за скомканности появляется чувство, что у Джордана совсем не было никаких партнеров, не считая тех, кому он давал пасы под решающие броски (к примеру, исчезают Хорас Грант из первого три-пита, а Тони Кукоч – из второго, но зато возникает Стив Керр с его 5 очками за матч, не показаны Рон Харпер либо Лючок Лонгли). И при всем этом все конкуренты становятся карикатурными рукожопами: «Пистонс» и «Никс» в главном дерутся, Реджи Миллер попадает только после толчка, других Джордан нисколечко не уважает, а задачи у «Чикаго» появляются только из-за вялости, физической и психической.

И на этом фоне в роли доминирующей силы выступает Джордан, гиперуверенный внутри себя даже после поражений, наказывающий всех, кто перебежал ему дорогу, сражающийся с отравлениями, берущий все в большей и большей степени из-за травм партнеров, тащащий из последних сил.

Упрощение ли это?

Естественно, да. Баскетбол – командная игра, а у конкурентов Джордана было не меньше плюсов, в особенности если учитывать, что «Детройт» в конце 80-х, «Юта», «Никс», «Финикс» шли победителями. Кое-где ему везло, кое-где ему помогали одноклубники.

Искажение ли это?

Естественно, нет.

В целом, если не выходить за рамки 500 минут, ровно так оно и было. «Последний танец» здорово воссоздает тот нимб непобедимости, который был у Джордана, и отлично разъясняет его источник – не похожую больше ни на кого маниакальную зацикленность на итоге, умение не заострять внимания на стороннее волнение, необыкновенный ресурс таланта, баскетбольных способностей и здоровья.

Другими словами, это все что угодно, но не пропаганда. «Последний танец» без прямолинейного нарративного инвентаря оживляет главный миф о Майкле Джордане как о фигуре, которая имеет сверхъестественное личное воздействие на командную игру и подавляет все вокруг себя. Другими словами ведает о нем ровно потому что это и представлялось всем, кто его лицезрел в конце XX века.

Для пропаганды же Джордана посреди молодежи необходимо было идти совсем другим методом. Отправиться на местность баскетбольной аналитики и расписать воздействие на игру в цифрах. Гораздо меньше распинаться о всепобеждающей психологии, в которую тик-токеры не веруют, и углубиться в настоящий процент попаданий и различные продвинутые метрики. Иллюстрировать вневременную элитарность способностей Джордана и атлетические плюсы его конкурентов. (Тут у Джордана никаких заморочек тоже не было бы, но вышло бы скучновато).

Если пропаганда величия Майкла Джордана, то это достаточно удивительно. Во-1-х, Джордан и так стоит на первом месте в перечне величайших игроков даже у оголтелых леброносексуалов. Во-2-х, Джордан всегда повторял, что не считает себя величайшим – так как уважает игроков других эпох.

Леброн сколько-либо пострадал от «Последнего танца»?

В декабре 2006-го Джордан развелся с бывшей женой Хуанитой Ваной. Это расставание обошлось ему в 100 шестьдесят восемь миллионов баксов, одну из самых больших сумм в таких ситуациях.Невзирая на таковой дорогой разрыв, они всегда убеждали, что сохранили отличные дела.При всем этом Ваной всегда избегала публичности.

Появляется иллюзия, что Джордан ощущает необходимость защищать свое наследство, что Джордан преобразуется в такового Скипа Бэйлесса, чтоб всегда припоминать о собственном приемуществе, что Джордан тоже заслоняет собственных партнеров, а его конкуренты даже ужаснее, чем Патрик Беверли. Леброн не может затмить Джордана, так как тот существовал в ином медиапространстве, но благодаря «Последнему танцу» Джордан врывается в медиапространство Леброна и сам упрощает ему задачку.

Леброн никогда не затмит Джордана: очень уж поменялось медиапространство

Джордан таким макаром перестает быть недосягаемым «призраком», а становится таким же Леброном Джеймсом, только из 90-х, желающим самоутвердиться в качестве GOAT’а.

Вот только это выдуманный дискурс.

«Последний танец» очень отлично разъясняет, что для Джордана не столько принципиально какое-то придуманное место в истории, сколько возможность повсевременно биться и опять и опять испытывать азарт соревнования, в чем бы то ни было.

У Джордана есть 6 титулов и убежденность, что ассоциировать различные эры нереально. «Последний танец» гласит и об этом тоже: если и можно кого-либо ассоциировать с Джорданом, то только по отношению к баскетболу, по страсти и маниакальности, и сам Джордан в этом нюансе лицезреет только 1-го наследника – Кобе Брайанта.  

«Последний танец» для чего-то изменил мифологию 1-го из основных матчей в карьере Джордана – «Гриппозной игры»

Фото: ESPN; East News/Fred Jewell; Gettyimages.ru/Jonathan Daniel/Allsport; commons.wikimedia.org/si.com; forbes.com/PAUL ARESU; globallookpress.com/imago sportfotodienst

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие записи

Свежие комментарии

    Архивы

    Рубрики

    Мета